Почему по соседней полосе машины всегда едут быстрее?

Вкратце, в общих словах перечислим основные мысли и идеи этой главы.

Сажусь за руль – превращаюсь в монстра. Конечно, речь не обо всех людях, но со многими происходит именно так.

Часто водители, выходя из машины, продолжают ощущать неуязвимость и ведут себя неосторожно. Автор использует для обозначения этого явления термин «изменение состояния». Я бы назвал это инерционностью сознания.

В потоке нам трудно оставаться людьми. В машине мы в основном молчим. Язык трафика ограничен небольшим количеством сигналов, которые часто понимаются неправильно. Автор назвал это «асимметрией в дорожном движении».

Нарушение коммуникации. Большую часть времени за рулём мы смотрим на заднюю часть других машин, что с культурной точки зрения ассоциируется с подчинением. Это похоже на попытку поговорить с человеком, который стоит к вам спиной. Трудно не согласиться с этим наблюдением автора.

Невозможность быть услышанным приводит к усилению потребности что-то сказать.

Деля водителей на «провинциалов», «дальнобойщиков», «неместных», мужчин, женщин, юнцов, старпёров, мы ищем проблески смысла в море анонимности.

Отстранённость и обезличенность дорожного движения приводит к интересной мысли о том, что мы врезаемся для того, чтобы почувствовать хоть что-то. Это, конечно же, преувеличение, но доля правды здесь есть.

Самоидентификация водителя нарушается, потому что он переносит свою личность на свой автомобиль. Мы превращаемся в подобие киборгов. Это свойственно именно водителям. Пассажиры обычно совсем по-другому реагируют на происходящее на дороге. Это общеизвестный факт. Часто пассажиры обращают внимание водителей на ошибки, потому что они более нейтральны. Поэтому водители-одиночки обычно ведут автомобиль на большей скорости и чаще не соблюдают дистанцию. Интересен тот, факт, что автор не объясняет, какой должна быть «правильная» дистанция. В России уже на протяжении нескольких лет в экзаменационных билетах в ГИБДД присутствуют вопросы, касающиеся «правильной дистанции».

Отрицательное воздействие ярких наклеек. По мнению автора, водители автомобилей с такими наклейками чаще нарушают ПДД. Разумно предположить, что водители, обклеивающие свой автомобиль такими наклейками с «летучими выражениями», имеют вполне определённые психологические особенности. Возможно, это действительно влияет на поведение такого человека на дороге.

Уединяясь в автомобиле, «закрывшись» в своём интимном пространстве, водители начинают самовыражаться, и ездят более агрессивно. Поэтому водители кабриолетов с открытом верхом сигналят позже и реже именно из-за меньшей анонимности. Автор сравнивает это с Интернетом, где люди скрыты за Никами. На российских дорогах это явление усугубляется тем, что многие водители взяли моду закрывать часть цифр регистрационных знаков своих автомобилей. Анонимность и агрессивность, что естественно, возрастают. Анонимность позволяет нам раскрепоститься и отказаться от принятых в обществе условностей и любезностей. Наш язык становится грубым и упрощённым.

Из-за нарушения коммуникации на дороге мы начинаем придавать слишком большое значение любым проявлениям взаимодействия. Дружелюбным или враждебным. Когда кто-то нам уступает, мы думаем, что приобрели союзника и долгосрочные перспективы сотрудничества, хотя, скорее всего никогда больше не увидим этого человека. Когда нас кто-то подрезает, мы испытываем обиду и бессильную злобу из-за того, что не можем выразить своё недовольство и претензии этому человеку. Праведный гнев и чувство справедливости заставляют нас вести себя агрессивно в ущерб собственной безопасности, чтобы наказать обидчика.

По мнению автора, у «дорожного бешенства» есть и плюсы. Проявляя агрессию по отношению к «нарушителю», мы не только выражаем свои чувства, разряжаем напряжение, но и в каком-то смысле заботимся обо всех «правильных» водителях.

Зрительный контакт. Важен он или не важен? У автора нет определённого мнения. Некоторые водители проезжают перекрёстки, сознательно не глядя на других водителей. Исследования показали что водители охотнее и быстрее пропускают пешеходов, которые не смотрят на водителей. При этом автор признаёт что если мы не устанавливаем контакт глазами с другими участниками дорожного движения, мы отдаём свою судьбу в руки посторонних людей, которые в свою очередь тоже могут не смотреть на нас. Так что выбирайте сами, решайте сами, смотреть или не смотреть. С точки зрения здравого смысла я бы выбрал «смотреть», хотя признаюсь, что на реальной дороге, в роли водителя или пешехода, не всегда это делаю.

Далее следует или опечатка, или ошибка переводчика. А может быть, сам автор «заговорился».

«Статусным» автомобилям сигналят меньше – написано на стр.44. Однако через 18 строк на той же странице читаем : «Люди склонны чаще сигналить водителям дорогих машин.»

На мой взгляд, прямой связи между безопасностью и тем, кто и кому чаще сигналит, нет. И всё же в наших дальнейших комментариях будем продолжать обращать ваше внимание на несоответствия в тексте.

Долго и многословно автор пишет о том, как сложно дорожное движение, упоминает при этом и теорию игр. Говорит о том, что люди создают собственные идеи о том, как всё работает. А идеи эти у разных людей разные. В том числе автор упоминает о том, что у всех разные представления о ПДД. Сказал бы уж сразу правду – водители просто не знают правила, поэтому у них и разные представления об этих самых правилах. И если не стремиться к наукообразию, то стоит упомянуть о том, что в России ездят не по правилам, а по понятиям. Уж не знаю, как хорошо знают правила зарубежные водители, а в России водитель за редким исключением видит Правила только один раз, когда готовится к сдаче теоретического экзамена в ГИБДД. С автором нужно согласиться в том плане, что даже специалисты трактуют по-разному одни и те же положения ПДД.

Примеры езды по понятиям. После ДТП один из его участников дал такое объяснение. Он на полном серьёзе думал, что другой участник ДТП передумает и не станет продолжать свой манёвр, хотя у него и был включен соответствующий указатель поворота.

 

Ещё один пример. Мой отец попал в ДТП на перекрёстке. Он ехал прямо и имел преимущество, а встречный водитель ему не уступил, поворачивая со встречной налево. Этот водитель пояснил, что надеялся на то, что мой отец уступит ему, несмотря на своё преимущество. Это пример езды по понятиям и непонимания между водителями.

 

Ещё одна оговорка автора или ошибка переводчика.

На стр.47 автор рассуждает о велосипедистах, о том, что многие из них рассказывают о том, что чем больше пространства они захватывают, тем больше пространства готовы им отдать машины. Через 12 строчек на стр.48 один из экспертов, психолог Йен Уокер наоборот, пишет о том, что чем дальше он ехал на велосипеде от обочины, тем меньше пространства оставляли ему машины. Возможно, автор специально для контраста привёл противоположные мнения, чтобы проиллюстрировать, насколько кардинально могут отличаться мнения разных людей об одном и том же. Смысл этого остался для меня неясным.

 

Понравилась идея о том, что ждущие чего-то люди не могут объективно оценивать время, оно замедляется. Ничего удивительного в этом нет. Каждый знает, что чрезвычайно редко удаётся достаточно точно оценить тот или иной промежуток времени. В очереди мы злимся, потому что не контролируем ситуацию, от нас ничего не зависит. Нам остаётся лишь набраться терпения и ждать. Дэвид Майстер, психолог очереди: беспокойство, неопределённость, одиночество и «несправедливость» увеличивают время, нам кажется, что оно замедляется.

 

Некоторые «мысли» автора кажутся вообще высосанными из пальца.

Вот одна. Чем ближе подъезжает водитель к стоящей перед ним машине и чем чаще он смотрит на соседнюю полосу, тем более неприятной ему кажется иллюзия того, что он выбрал неверный путь.  Гениальная идея. С таким же успехом можно было бы сказать, что чем более неприятной вам кажется иллюзия того, что вы едете не по той полосе, тем ближе вы подъезжаете к стоящей перед вами машине и тем чаще вы смотрите на соседнюю полосу. Предлагаю свой вариант этой великой идеи: чем ближе вы знакомитесь с незнакомыми женщинами и чем чаще вы смотрите на чужих жён, тем более неприятной вам кажется иллюзия того, что вы слишком поторопились с женитьбой.

 

Страсть к наукообразию, кажется, овладела автором безраздельно. Я уже не говорю о том, как оценить степень неприятности иллюзии и установить связь между ней и частотой взглядов на соседнюю полосу.

 

И вновь автор возвращается к вопросу о позднем перестроении, когда одна или несколько полос исчезают. Может быть, я чего-то не понимаю, но, на мой взгляд, независимо от того, поздно или рано мы будем перестраиваться, узкое место от этого не станет ни шире, ни уже. Его пропускная способность определяется не тем, как мы перестраиваемся. При этом автор утверждает, что при позднем перестроении поток ускоряется на 15%. Как это может быть, совершенно непонятно. Наоборот, здравый смысл подсказывает, что если несколько полос сливаются в одну, и все перестраиваются поздно, в последний момент, непосредственно перед самым бутылочным горлышком, это никак не может привести к ускорению потока. В конце концов, на реальной дороге большинство водителей перед узким местом и так перестраиваются в последний момент. А чем больше перестроений перед самым бутылочным горлышком, тем больше хаоса и риска мелких ДТП. А любое ДТП в узком месте ну никак не может привести к ускорению потока. Кроме того при большом количестве перестроений водители вынуждены в целях обеспечения безопасности и уменьшения риска ДТП замедлять движение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.