Пить иль не пить…..Вот в чем вопрос…

пьянство за рулемНовый год! Не повод ли расслабиться и «оторваться» по полной? Забыть о делах и проблемах хотя бы на время. Тем более что и график так называемых новогодних каникул недвусмысленно располагает именно к такому развитию событий. Почти две недели вынужденного отдыха. Хотя с другой стороны опыт показывает, что русскому человеку в большинстве случаев не нужен особый повод  для такого рода расслаблений.

Как  бы то ни было, мы поговорим об алкоголе. А именно о езде в состоянии алкогольного опьянения. Ведь об алкоголе можно говорить с разных точек зрения. Наверное, не найдётся такого человека, который не знал бы прописной истины. Алкоголь может быть источником приятных минут расслабления и удовольствия, сопровождающих и подчёркивающих отдых. А может и привести в могилу, или к множеству других, пусть и менее приятных, но всё же гадостей. Мы не будем заниматься нравоучениями, не будем повторять то, что повторялось уже тысячи раз везде, где это только возможно. Все прекрасно знают о том, что уже года два как в России принято нулевое содержание паров алкоголя в выдыхаемом воздухе. И вроде бы осторожнее должен стать народ. Однако не похоже. Не так давно наблюдал картину. К кафе подъехал молодой мужчина с сыном, зашёл, заказал что-то покушать, и выпить. Среди выпить был стакан разливного пива. Знаю точно, что в этом кафе нет безалкогольного разливного пива. И вообще не слышал о том, что существует в природе безалкогольное разливное пиво. Да и вообще оставим в стороне обсуждение того, что продаётся под названием «Пиво». Мужчина с сыном покушали, мужчина выпил своё пиво и спокойно продолжил поездку. Как вы считаете, это забавно?

Начать надо с разговора о том, что такое алкоголизм. Критерии и точки отсчёта у нас смещены. Алкоголиком у нас считается человек, находящийся на учёте в наркологическом диспансере. Вся остальная пьющая братия «бытовых пьяниц» — это вроде бы нормальные, обычные люди. Отношение к выпивке неоднозначное. С одной стороны социальное давление во время застолий недвусмысленно подталкивает человека к чрезмерному употреблению спиртных напитков, с другой на работе, да и вообще в разговорах выражения типа «да он же горький алкаш» звучат чрезвычайно оскорбительно и уничижительно. То есть сначала все сообща и с прибаутками пытаемся человека любой ценой напоить, а потом опять же все сообща смотрим на него укоризненно и говорим о том, что если не умеешь пить, так и не берись. И, наверное, это правильно. Умения пить никто не отменял, если от природы чувства меры нет. Попалась мне не так давно в руки книга Штайнера «Лечение алкоголизма». Человек аргументированно объясняет свою точку зрения – алкоголизм – это скорее плохая привычка, чем болезнь. Один из видов химической зависимости, которая с течением времени может привести и в большинстве случаев приводит к необратимым физиологическим изменениям, то есть порождает уже настоящие болезни. А так как культура пития в большинстве социальных групп у нас почти полностью отсутствует, а государство молчаливо поощряет пьянство, так как пьяный более управляем и уязвим с точки зрения угрызений собственной совести и претензий всё того же государства, то народ медленно, но верно, спивается. По мнению Штайнера, с которым, наверное, можно и поспорить, каждодневный приём 100 г водки уже можно отнести к алкоголизму. У нас ведь в силу широкой алкоголизации принято считать так: если человек не валяется под забором и не продаёт вещи из дома для того, чтобы напиться, то он не алкоголик. По мнению Штайнера, с которым я склонен согласиться, если человек пьёт ради опьянения, а не ради наслаждения вкусом и ароматом спиртного напитка, скорее всего у него проблемы с алкоголем.  За примерами далеко ходить не нужно. Вспомним Владимира Семёновича Высоцкого. Мало кто знает, но все догадываются о том, что, так как Высоцкий, мягко говоря,  выпивал лет с восьми, и при этом водил автомобиль (не с восьми конечно лет), то водил он его в нетрезвом состоянии. А с некоторого момента и в состоянии наркотического опьянения. Незаурядный талант и яркая личность почти полностью затмили алкогольный аспект. Но пример Высоцкого мог бы быть использован для пропаганды трезвого образа жизни среди молодёжи. По мнению биографов знаменитого барда свои лучшие произведения он создавал вовсе не в пьяном угаре, а чаще всего в редкие периоды трезвости. Он понимал, что погибает, но с определённого момента поделать уже ничего не мог. В определённый момент отказ от допинга стал означать отказ от себя самого. Алкоголь стал частью личности, приведя великого человека к полной физической и психологической зависимости. Печальный и трагический конец мог бы служить примером того, как не стоит проживать свою жизнь, хотя кто-то скажет, что именно так и стоит её прожить.  Очень часто русский человек предпочитает прожить пусть короткую, но зато яркую жизнь. Наверное, прав Жванецкий, говоря о том, что человек независимо ни от чего упорно карабкается на кладбище.

Можно долго разбираться в причинах того, почему у нас так много пьют. Независимо от возможных ответов на этот вопрос, один из основных выводов Штайнера состоит в том, что для возвращения к полноценной жизни человеку, имеющему проблемы с алкоголем, в большинстве случаев (около 80%, если не больше) лучше вообще отказаться от употребления спиртных напитков. Опыт говорит о том, что на возвращение к «социальному» употреблению алкоголя, то есть для наслаждения его вкусовыми свойствами, а не с целью опьянения, способны лишь немногие из тех, у кого есть эта проблема (около 10-15%). Мы не способны перемещаться в пространстве самостоятельно, без помощи специальных технических средств, со скоростью 100 км/ч и при этом тащить за собой прицеп весом в 500 кг. И поэтому мы придумали автомобили, и, более того, сделали из них своего рода культ. Мы не просто используем их как средство расширения своих ограниченных возможностей. Автомобиль, вопреки известной поговорке, всё же кроме средства передвижения, часто одновременно играет и роль символа. А вот конкретное смысловое содержание, наполнение этого символа зависит от конкретного человека или наблюдателя, независимо от того, является ли он владельцем или оценивает чужой автомобиль. В любом случае даже самый простой и дешёвый автомобиль, даже далеко не новый, выражает в первую очередь скорость, так как способен перемещаться в пространстве гораздо быстрее чемпиона мира по бегу на короткие дистанции. И вот что интересно, мы не стесняемся пользоваться таким своеобразным техническим придатком для расширения своих возможностей. Мы не стесняемся признать, что сами мы не способны перемещаться так быстро. А вот  отказаться полностью  от алкоголя людям чаще всего стоит громадных усилий воли. Почему то для того, чтобы признать своё бессилие над этим врагом, необходимо сначала стать достаточно сильным для этого. Мощь автомобиля перед человеком бесспорна и не подлежит сомнению. А алкогольная зависимость может периодически и надолго скрываться неизвестно где и проявлять себя неожиданно и безжалостно. У нас с одобрением и восхищением относятся к героям, настоящим мужикам, которые после невероятных доз спиртного сохраняют контроль над собой. А тех, кто не пьёт, или пьёт, но при этом быстро пьянеет, часто воспринимают как слабаков.

Довольно интересные данные приводит известный  немецкий специалист Дитер Клебельсберг в своей монографии «Транспортная психология», 1989, Москва, Транспорт. Дело в том, что до сих пор можно встретить, и довольно часто, людей, которые уверены в том, что ездить в автомобиле, не пристёгиваясь ремнём безопасности, безопаснее, чем пристёгиваясь. Порой можно встретить мнение о том, что небольшое количество спиртного только повышает тонус и увеличивает работоспособность. Хочется спросить у таких «первооткрывателей» где же они видели таких водителей и вообще русских людей, которые ограничиваются «небольшим» количеством. Многоуважаемый товарищ  Клебельсберг потратил довольно много времени на проработку различной литературы на эту тему. И вот что он пишет. Даже «микроскопические», по выражению автора,  дозы алкоголя приводят к увеличению времени сложной реакции (реакции с выбором) у водителя. При этом приводятся данные одного из исследований (Западная Европа), говорящие о том, что 1,22% водителей ездят в нетрезвом состоянии. И ведь это Западная Европа, где наказание за вождение в нетрезвом состоянии уже давно очень строгое не в пример нам. Ведь у нас лишь в последние годы отменили штраф за такое «нарушение» и оставили лишь лишение права управления транспортными средствами на срок от 1,5 до 2 лет. А за повторное нарушение такого рода лишение права управления на срок 3 года. В Думе всерьёз рассматривался вопрос об уголовной ответственности за вождение в нетрезвом состоянии. Однако нулевое содержание паров алкоголя, что само по себе просто нонсенс, в совокупности с уголовной ответственностью, привело бы к тому, что «пересажать» пришлось бы полстраны.

Следует отметить, как один из интересных нюансов, тот факт, что за два с лишним года существования этого самого нулевого содержания слухов о злоупотреблениях сотрудниками ГИБДД в этой области нет.

Не менее интересны результаты другого исследования, когда водителям в условиях группового давления предлагалось перед поездкой выпить стакан вина. 27% согласились сразу, 18% сначала отказались, но под давлением всё же в конце концов согласились, 55% полностью отклонили предложение о выпивке, не поддавшись давлению.  Конечно, радует то, что большая часть водителей не поддались на провокацию, однако доля согласившихся выпить перед поездкой тоже настораживает. 45% — это очень много.

Так что же мы все будем делать с вождением в нетрезвом виде? Да ничего не будем. Призывов к тому, чтобы не пить за рулём, было достаточно. Появилась социальная реклама на эту тему и на телевидении, и на улицах городов в виде недвусмысленных плакатов. Не пить мы наш народ не заставим. Надо стараться не пить самому. Хотя бы за рулём.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.